Ответственность медицинских учреждений

Ответственность медицинских учреждений

Ранее неоднократно Верховный Суд Российской Федерации указывал, что родственники и близкие пациента, которому оказали некачественную медицинскую помощь, тоже могут требовать компенсации морального вреда (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2019 г. № 71-КГ18-12, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2019 г. № 69-КГ18-22).
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14.10.2019 г. № 80-КГ19-13 в очередной раз было разъяснено, что недостатки медицинской помощи, повлекшие смерть пациента, могут причинять моральный вред его близким. При оценке наличия такого вреда нужно исходить из сложившихся между ними близких эмоциональных и духовных связей, а кроме того, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственника.

verhovnyj sud

Приведенные выводы сделаны по результатам рассмотрения гражданского дела о компенсации морального вреда, причиненного неправильным лечением отца заявителя. Согласно материалам дела отец истца — пожилой человек с установленной инвалидностью по кардиологическому заболеванию. В связи с острыми болями в области сердца он обратился в приемное отделение лечебного учреждения. Сообщил врачу о том, что боль похожа на боль при инфаркте, перенесенном несколько лет назад. В этот же день, по результатам электрокардиограммы и анализов крови, пациенту был поставлен диагноз «остеохондроз» и его направили домой. Находясь дома, спустя несколько часов отец истца скончался дома. Причиной смерти явились обильная кровопотеря, разрыв расслаивающейся аневризмы аорты, атеросклероз аорты.
В возбуждении уголовного дела в отношении медицинских работников было отказано.
Судами первой и апелляционной инстанции в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда также было отказано. В обоснование принятых решений суды сослались на заключение посмертной судебно-медицинской экспертизы. Из указанной экспертизы следует, что при оказании медицинской помощи пациенту были допущены дефекты медицинской помощи, однако по медицинским показаниям пациент в любом случае был обречен. Поэтому, сделали вывод суды, допущенные дежурным врачом нарушения не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступившей смертью пациента, а следовательно, оснований для компенсации морального вреда не имеется. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что недостатки оказанной медицинской помощи могли свидетельствовать о причинении морального вреда только умершему, но не его сыну.

medpomosch

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления нижестоящих судов. В определении суда отмечено, что вывод об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между нарушениями при оказании медицинской помощи пациенту и его смертью, не может быть признан основанным на законе. Выводы суда надзорной инстанции основаны на следующих доводах:

  • В соответствии с законом бремя доказывания наличия или отсутствия причинно-следственной связи между некачественной медицинской помощью и смертью пациента возложено на медицинское учреждение. При этом ответчик (медицинское учреждение) не представил доказательств отсутствия его вины в оказании пациенту некачественной медицинской помощи.
  • Нижестоящие суд отказали истцу в назначении по делу комплексной судебно-медицинской экспертизы. При этом суды первой и апелляционной инстанций самостоятельно, без привлечения специалистов в области медицины, ограничились ссылками на заключения, выполненные в рамках доследственной проверки. Без учета того, что судебно-медицинские экспертизы проводились, а их результаты оценивались следователем, исключительно в целях установления наличия оснований для возбуждения уголовного дела по ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности). Следовательно, они не могут препятствовать суду назначить комплексную экспертизу по гражданскому делу.
  • Незаконен вывод суда апелляционной инстанции о том, что дефекты медпомощи могут причинить страдания исключительно пациенту, а не его близким. Делая такой вывод, суд не определил, какие права сына нарушены недостатками медпомощи, оказанной его отцу и его последующей смертью, не принял во внимание, что здоровье – это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь. Судами не дана надлежащая оценка доводам истца о том, что если бы отец был госпитализирован, то его можно было бы спасти, в то время как врачи больницы оставили его в беспомощном и заведомо опасном для жизни и здоровья состоянии.
  • Суды первой и апелляционной инстанций, сделав вывод об отсутствии вины больницы в некачественном оказании медпомощи, не применили к спорным отношениям положения статьи 70 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» о полномочиях лечащего врача при оказании медицинской помощи пациенту.

Вячеслав Манацков

Адвокат, заведующий филиалом "ДИКЕ". Юридическая практика с 1997 года. Статус адвоката присвоен в 2007 году. Регистрационный номер 61/3263 в Адвокатской палате Ростовской области

Добавить комментарий

два + шесть =